Третье заседание студии

Заседание 13.10.2017

В пятницу 13 октября в СмолГУ состоялось третье в этом сезоне заседание «Персоны», снова многочисленное и плодотворное. На встрече присутствовало 23 человека, в их числе руководители проекта «СловоТворчество» Л.В. Павлова и И.В. Романова и кураторы направления «Персональный подход» Антон Азаренков, Анастасия Трифонова, Анна Степачева, Екатерина Смирнова, Полина Леонова. Фотографировала собравшихся Светлана Хесина. Свои произведения представили 8 авторов.

Гостья из СГМУ Юлия Глыбина, пришедшая на студию уже второй раз, прочитала два стихотворения: «Перемена места, как микросмерть…» и «Угадывались ноги уцелевших…». Первый текст автору посоветовали разбить на строфы, своеобразные главки, которые бы подчеркнули и оправдали его деление на смысловые части. Отмечена была также опасность: традиционно тема пути соотносится с темой жизни. Нужно постараться, чтобы закончить стихотворение, отличаясь от всех предшественников. Второй текст оказался плотным до монотонности. У читателей не оставалось воздуха, чтобы вздохнуть, осознать образ и зафиксировать его в сознании.
Совет автору: стоит попробовать выйти за рамки привычной (до боли) формы, позволить себе эксперимент и дать читателю подышать.

Цитата из протокола:
Андрей Федоскин: Когда Пушкин писал про морозы и розы, он уже тогда…
И.В. Романова: …стебался!

Следующей читала дебютантка Анна Гавриленко, студентка естественно-географического факультета СмолГУ. Она представила стихотворения «Плавятся под сумраком янтари…» и «Утро бежит к моему подоконнику…». В первом стихотворении были отмечены образные находки автора: «единоногие фонари», «и поверх пальто / нацеплю осенний свой акваланг». Однако присутствующие, не искушенные в южнославянских языках, не поняли сербского слова «киша» и целесообразности его использования в тексте. Также осталась загадкой сама картинка: город, отраженный в луже. Автор не оставил читателям подсказок. Второе стихотворение также показало склонность поэта к языковой игре без правил: читатели вновь споткнулись, на этот раз о слово «баевый». Отмечена была работа автора с лексикой и образной системой («незабудковый потолок»), но дотошная проработка текста показалась присутствующим архаичной.
Совет автору: нужно оставлять читателю намеки на законы того художественного мира, который существует в стихотворении. И не стоит бояться выйти за рамки строгой формы и тщательно выверенного размера. Ломать не строить

Цитата из протокола:
Антон Азаренков: Вы так тщательно все проговариваете. Как Вы понимаете, где нужно закончить текст?
Анна Гавриленко: Когда понимаю, что все сказала.

Андрей Федоскин, с прошлого года не читавший новые тексты на студии, принес на заседание стихотворение «Я не знаю, о чем писать». Некоторые гости были удивлены смелостью Андрея, который свел тему творческого молчания к цитате о ботинках и полуботинках. Художественное пространство не выстроилось у читателей в полноценную квартиру: подвело болото.
Совет автору: выбирая тривиальную тему, надо пытаться «дожать» нетривиальное ее разрешение до конца.

Трифонова Анастасия прочитала стихотворение «Наискось погнута плоскость…». Присутствующие отметили композиционную целостность текста и прониклись постсупрематическим треугольным дыханием Малевича.
Совет автору: ждите, что читатели будут с Вами соглашаться или не соглашаться.

Цитата из протокола:

Анастасия Трифонова (дочитывает стихотворение): …и тебя похоже выгнут / повседневность, повсеместность, / полосатая земля.
Дмитрий Смагин (шумный выдох): Настя! Пипец!

Полина Леонова представила россыпь дистихов под видом моностихов. Некоторые из них были безоговорочно отправлены «в Пантеон». Остроумие автора вдохновило присутствующих на личные моноэксперименты.
Совет автору: ироничные минималистичные тексты могут утащить автора в голую эстрадность. Стоит чередовать их (хотя бы при издании) с текстами помасштабнее.

Цитата из протокола:
Полина Леонова (дочитывает венок моно-/дистихов): эта осень такая скука / а я в ней – девушка
Дмитрий Смагин (шумный выдох): Блин!

Следующей читала стихотворения «Люди-лимоны жмутся…», «Меня прибило к иссохшему берегу стен…» и «В тебе столько лиц…» студентка 1 курса филологического факультета Татьяна Богданова. Первый текст приняли с незначительными доработками. Спор вызвали только кивающие колени: способны ли они на такое даже в переносном смысле? У второго стихотворения удачной и перспективной признали только первую строку. А третий текст об отношениях с мужем? отцом? вызвал ряд ироничных геронтологических уточнений.
Совет автору: как и в прошлый раз, надо сокращать текст и очищать его от лишних слов.

Цитата из протокола:
Л.В. Павлова: Я не киваю коленями, так как глагол «кивать» относится только к движению головой.
И.В. Романова: Это образ.

Екатерина Смирнова представила два стихотворения: «Родилось кривое утро…» и «Когда-нибудь и к моей плаценте присосется недочеловек…». Тема родов плавно перетекает из прозы в поэзию Екатерины. Особо отмечено было второе стихотворение, как всегда у Кати поражающее читателя агрессивностью лексики и образов.
Совет автору: не стоит забывать и о прозе, она тоже удается отлично.

Под занавес заседания вызвался прочитать летний цикл «Две ягоды» Антон Азаренков. Отмечен был повышенный уровень радиоактивности во втором стихотворении. Возможно, стоило бы его несколько снизить. Также автору посоветовали убрать последнее четверостишие второго текста, поскольку и до финальных строк была взята «слишком высокая нота, после чего голос автора сорвался на фальцет» (Д. Смагин).
Совет автору: тянуть до последнего и не разбрасывать кости.

Цитата из протокола:
Антон Азаренков (дочитывает стихотворение): …но счастье тому, кто ее попробует.
Дмитрий Смагин (шумный выдох): И-хэ-хэх…

By :
Comments : Off
Об авторе