Состоялось седьмое заседание “Персоны”

Последнее заседание студии на зимне-весеннем этапе реализации проекта

30 марта состоялось седьмое заседание “Персоны” в нынешнем году. Участников было немного, всего десять человек, но атмосфера, которая царила в аудитории, была более чем насыщена поэзией.

Первой вызвалась прочитать новое стихотворение Виктория Целикова. Вопросы собравшихся вызвала прямая цитата “королевство кривых” из одноименной песни группы “Пикник”, поскольку цель цитирования выяснена не была. Все отметили звуковую целостность текста, однако смысловая сторона оказалась уплощенной. Тема еды также была раскрыта не до конца, в связи с чем автору предложили переработать текст в оду холодцу. Еще из звучавших советов: оставить последнюю строку в качестве моностиха.

Цитата из протокола
Антон Азаренков: Подумайте, кто ест лужи?
Виктория Целикова: Тепло? Солнце?
Андрей Федоскин: Лужеед?

Следующим взял слово Антон Азаренков и прочитал сразу три новых стихотворения, которые были связаны красной нитью темы самоуничижения. Эта позиция вызвала опасения собравшихся за лирического субъекта. Тексты было интересно читать и обсуждать, поэтому сложно было ругать автора даже по его просьбе.

Третьим читал новые тексты Андрей Федоскин. Первое стихотворение было признано эпиграммой, второе содержало лучшие отрывки старого текста Андрея, третье было переложением стихотворения в прозе И.С. Тургенева “Порог” на современный лад, да еще и на коронную для Андрея тему – околополитическую. Текст спровоцировал беседу о возможностях и путях реализации этой темы в современной поэзии.

Цитата из протокола
Андрей Федоскин об анархистах: Постоянно слушаю, что их постоянно задерживают. Значит они все же есть.

Затем Екатерина Смирнова прочитала три новых стихотворения. От первого автору посоветовали оставить две строки, во втором порекомендовали вынести финальные строки в название. Третий текст про Галиматью “о приобщении к поэзии” собравшиеся решили оставить как есть, но больше к нему не возвращаться.

Пятой читала Анастасия Трифонова. Ее новое стихотворение, разобранное построчно и все-таки одобренное, было вызвано к жизни спектаклем “Последние луны”, поэтому у автора возник вопрос о правомерности существования подобных текстов и о вторичности как вероятной их слабости. Собравшиеся решили, что все виды искусств находятся в постоянной взаимосвязи и вторичен пересказ, но не перекодировка одного искусства в другое через призму авторского видения. Также говорили о белом ямбе и вариациях на ямб, которые кочуют у автора из текста в текст.

Цитата из протокола
Полина Леонова: Я буду читать последней, потому что до последнего жду прихода Смагина. Я не понимаю, хороший текст или нет, пока он не скажет.

Последней читала Полина Леонова, представившая вниманию собравшихся два новых стихотворения. Звуковая и ритмическая организация текстов, а также “телесность” образов не вызвали вопросов. Однако целостность произведений и композиционная логичность все-таки спровоцировали вопросы, на которые персоновцы пытались найти ответы до позднего вечера. 

 

By :
Comments : Off
Об авторе