Второе заседание Персоны на весенне-летнем этапе проекта

Заседание студии 20.04.2018

20 апреля состоялось второе заседание литературной студии “Персона” на третьем этапе проекта “СловоТворчество”. Оно получилось неожиданным, многочисленным и текучим: гости и участники приходили, уходили, потом приходили новые гости. Словом, 18 человек в тот вечер “натекло” в СмолГУ.

И сначала не о текстах, а о Елене Лобановой, которую мы проводили к новым берегам. Прозу Елены всегда было приятно и интересно читать и обсуждать. Важно, что Елена открыта для конструктивной критики и всегда старается учитывать ее, чтобы совершенствовать свои произведения. Это ли не настоящий персоновский дух? Что же, теперь ждем новых произведений в электронной форме, а саму Елену приглашаем в гости. 

Открыл заседание уже отбывающий из Смоленска Семен Пегов с текстом “Командировка”. Собравшиеся отметили фонетическую и образную густоту текста, а также его этнографическую эклектичность, которую автор объяснил эклектичностью самой реальности в зоне действий текста.

Неожиданно выступила с текстом Аня Степачева. Вот она, школа Ольги Смагиной: критик постепенно сам становится поэтом. К первой строфе текста были незначительные замечания-правки, с которыми автор согласилась. Насчет второй строфы решили, что она слабее первой, поэтому появилась мысль о сокращении текста – об очищении его от ненасыщенных образов. Но в целом “стихотворение хорошее”, как сказал Дима Смагин.

Цитата из протокола:
Елена Агинская: Сократите, и получится танка от Анки.

Третьим выступил Дмитрий Смагин с четырьмя текстами. Первый из прочитанных посчитали монтажной склейкой, объединяющей узбеков, крокодилов и ангелов посредством сна. Второй текст о волшебстве и метафизических проявлениях в сиюминутности породил монолог автора о поиске новой поэтики, новой интимности и решении творческих проблем (пока нерешаемых). Женщина из текста тоже потерялась. В третьем стихотворении “Тракторист” присутствующие увидели продолжение традиций Смоленской поэтической школы – в портретно-бытовом изображении героя.

Цитата из протокола:
Антон Азаренков: Изведанный Дима Смагин вернулся на родину силлабо-тонического стихосложения.
Андрей Федоскин: Тут события жизни движутся в обратном порядке – жизнь проносится перед глазами. Работа, девушка, детство, рождение.
Дима Смагин: Пипец ты филолог!

Последнее стихотворение Димы слишком обнажило ангельскую сущность старушки.

Цитата из протокола:
И.В. Романова: Из оранжевой жилетки вылезает Дима Рогацкин.

Четвертой в этот день читала Виктория Целикова. Ее новое стихотворение вызвало беседу об ассоциативном письме и Айседоре Дункан. Присутствующим не хватило шарфика.

Цитата из протокола:
Дима Смагин: Как оценивать, как анализировать ассоциативное письмо?
И.В. Романова: Должны быть скрепы: логические, семантические.
Настя Трифонова: Духовные…

Елена Агинская: Нормальный текст, а что еще?..

Следующей прочитала новые стихотворения Полина Леонова. Антон Азаренков всячески отговаривал присутствующих от рекомендаций по их сокращению – не моностихами едиными… Дмитрий Смагин оценил все три текста как сомнительные. Но каждый выбрал для себя более понравившийся опус.

Два стихотворения Антона Азаренкова были одобрены всеми присутствующими. И хотя автор настоятельно требовал замечаний к текстам, все были солидарны с представленной редакцией произведений. Второе стихотворение особенно понравилось Дмитрию Смагину, который в последнее время ищет в тексте пространства для вдоха и недосказанности для размышлений .

Екатерина Смирнова прочитала стихотворение о глутамате натрия. И опять прозвучал совет сократить текст до чего-то более минимального – моностиха или хотя бы двустишия.

Андрей Федоскин с двумя стихотворениями и пьесой блистал. Его “Пегова” и “Попупу” отправили в Пантеон. А над пьесой часть присутствующих очень смеялась, как и было задумано.

Цитата из протокола:
И.В. Романова: Мне так нравится проза Андрея с его органичным парадоксализмом!
Дима Смагин: Агаааа…

Дождался своей очереди на чтение и гость студии Виктор с детскими стихами про производственный цикл газоанализаторов. Собравшиеся однако решили, что стихотворение для детей не совсем подходит, поскольку некоторыми сценами насилия может их напугать. Без распечаток студийцам сложно работать, поэтому автору предложили прийти в следующий раз с напечатанными текстами.

Прозу Татьяны Филимоновой, заблаговременно представленную в группе студии, персоновцы благополучно прочитать не успели. Но реклама заглянувшей в рассказ Елены Агинской («это Фаулз и Павич в одном флаконе»), а также несколько прочитанных страниц сделали свое дело: студийцы обещали разобрать произведение и отозваться в соцсетях.

By :
Comments : Off
Об авторе